Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:26 

Сложные отношения

Идальга
Садист широкого профиля.
Что интересует в критике в первую очередь:
1. Интересно ли читать, увлекает ли текст с самого начала.
2. Характеры - насколько персонажи не картонные, "выпуклые", живые.

Текст конкретно этот закончен, выкладываю фрагмент (начало).

Предупреждение: отношения м/м.


Сложные отношения


Уильям Третий никогда не был падок на подарки. Никогда не приветствовал никакие формы рабства и находил это свойство своего характера поводом для гордости. Когда соседние страны с восторгом отзывались о нежных девушках с Востока, что дарили им заморские правители, Уильям только морщился и мягко переводил разговор на другую тему.
Но подарок лорда Азраэля он принял. Сам не понял, что побудило его столь быстро согласиться на пребывание этих отголосков далекого прошлого в столице, что толкнуло подняться с трона и рассмотреть поближе это странное существо – фатума, – но сдерживаться не посчитал нужным. Он – король. Он имеет право на импульсивные поступки, которые не приведут ни к чему страшному.
И теперь юноша, которого признанный граф назвал Вивьелем, покорно стоял перед своим хозяином, не поднимая серого взгляда и ничем не выдавая своих чувств.
Уильям подал знак секретарю, который часто находился рядом с ним в кабинете, чтобы тот его покинул, и мудрый слуга вышел за дверь, прикрыв её за собой. А король обошел фатума вокруг, изучая тонкий, гибкий, как лоза, стан, удобную, дорогую и прочную одежду – серый и белый шелк, темно-синий бархат, вязь серебряной вышивки по рукавам – и длинные, до пояса, волосы. Тяжелые, словно атласные, и молочно-белые. Необыкновенные волосы.
- Что за договор заключил твой народ с предками лорда Азраэля?
- В обмен на защиту от невзгод мы подчиняемся людям, – голос у Вивьеля оказался высоким и неуловимо мелодичным.
- Только защиту? – вскинул бровь король и остановился напротив фатума.
- Защиту, кров, одежду, еду – все это нам предоставляют люди. А мы им предоставляем себя – любой приказ, любая прихоть. Мы умеем хорошо охотиться и убивать. Мы хорошо сражаемся, и нам так лучше.
Это не было похоже на рабство, в его общем смысле, но Уильям никак не мог отделаться от мысли, что это все-таки оно. Добровольное рабство.
Но это сейчас не имело значения.
- Есть что-нибудь о тебе, что я должен знать?
- Да, - впервые с начала разговора фатум посмотрел королю в глаза, - Я принадлежу вам, вы – мой хозяин. И есть ритуал, который должен скрепить этот договор.
- Что за ритуал?
- Он не сложный и не займет много времени, – фатум чуть улыбнулся, уголками губ, и Уильям понял, что впервые за свою жизнь смотрит на мужчину с вожделением. Это было настолько невероятно, что король потерял нить разговора и кивнул, понимая, что соглашается на что-то ранее не изведанное.
Словно понимая, что чувствует хозяин, Вивьель опустил взгляд и, достав из ножен короткий кинжал, протянул Уильяму:
- Это делается быстро – вы должны попробовать мою кровь. Тогда между нами образуется связь, и я смогу понимать ваши безмолвные приказы.
- Безмолвные приказы? – подобная формулировка сразу же вернула монарху сосредоточенность, и он внимательно посмотрел на оружие в узкой ладони фатума.
- Вы сможете говорить со мной в голове, - словно иллюстрируя свои слова, Вивьель легко коснулся пальцами правого виска короля и медленно отнял руку. – Когда сами этого захотите.
- Ты сможешь слышать мои мысли?
- Только те, которые вы пожелаете мне сказать. А вы – мои.
Король нахмурился, а затем снова кивнул:
- Что я должен сделать?
- Небольшой надрез здесь, - фатум протянул руку ладонью вверх, и Уильям придержал её своей рукой, ощущая пальцами кожу фатума. - А потом, - продолжил объяснять Вивьель, - Вы просто коснетесь губами моей крови – вы должны выпить хотя бы каплю. Тем самым вы подтвердите свои права на меня.
Монарх легко провел лезвием по середине линии жизни и, увидев как на светлой коже появилась алая полоса, наклонился к руке подарка лорда Азраэля.
Кровь фатума на вкус оказалась такой же, как и собственная кровь короля. Быстро выпрямившись, Уильям тяжело вздохнул и с ожиданием посмотрел на Вивьеля. Тот растер кровь по порезу и снова поймал взгляд короля.
- «Вот и все», - сказал фатум, не разжимая губ, - «Теперь вы можете слышать меня даже на большом расстоянии. А я – вас».
- Как? – по привычке король заговорил вслух, нахмурился. И, словно почувствовав где-то в глубине разума толчок, продолжил, - «Как это работает?»
- Я не знаю, - покачал головой Вивьель. - Нам это было подарено предками. Я могу идти, хозяин, или у вас будут поручения?
- Пока иди… Я прикажу, чтобы тебе определили покои и обеспечили всем необходимым, – Уильям кинул взгляд на раненую руку фатума и с удивлением обнаружил, что там не осталось и следа от раны, - Подожди… Покажи.
Юноша покорно протянул руку и, предупреждая вопрос, пояснил:
- Мы очень живучие.
- Ясно, - король кивнул и сел за стол, намереваясь разобраться с бумагами – подарки подарками, а титул обязывает.
- И, Ваше Величество, - уже стоя в дверях, Вивьель обернулся и очень серьезно произнес:
- Мы не умеем не исполнять приказы. Имейте это в виду, пожалуйста.


Оставшись в одиночестве, Уильям глубоко вздохнул. Встал, прошелся по кабинету, снова сел за широкий стол и закрыл глаза.
Чувствовал король себя очень странно. Пожалуй, такого чувства он не испытывал уже давно. В последний раз, помнится, еще будучи четырнадцатилетним принцем и ловя на себе взгляды прекрасных фрейлин…
Это было смущение. Королю не пристало такое испытывать. Ни от чего. Но подарок – этот мальчик Вивьель – именно смущал Уильяма. Поначалу все выглядело интригующе: и представление, устроенное фатумом, и сам факт получения личного… убийцы? Но сейчас, когда азарт, вызванный появлением светловолосого юноши, улетучился и Уильям остался наедине с собой, приходилось признать: что делать дальше со странным существом, король не представляет. Хуже всего было то, что Уильям вожделел эти губы и это тело. Возбуждение проснулось внезапно, необъяснимо и не позволяло отстраненно обдумать ситуацию.
- Вот же козни Хромого! – вслух высказался король, решительно придвигая к себе документ и вчитываясь в мудреные строчки договора с соседней империей. Сложные формулировки таили в себе массу ловушек, и от монарха потребовалось все внимание, чтобы разобраться в предложении императрицы Изиль. И это даже не смотря на то, что многочисленные юристы и доверенный советник поставили свои метки на полях документа…
Поэтому о Вивьеле король на некоторое время забыл.


Расположившись в отведенных ему покоях, отдохнув там и переодевшись в более любимую, нежели в спешке созданную парадную одежду, фатум выскользнул в коридор. Остановился, оглядевшись, а затем направился в западное крыло дворца, где остановился в пожалованных королем апартаментах лорд Азраэль.
Остановившись перед дверью, светловолосый юноша коротко постучал. Дождавшись разрешения войти, он чуть поклонился высокому мужчине и замер на пороге.
- Проходи, - разрешил лорд Сансонет Дар, делая глоток вина из высокого резного бокала. Затем он кивнул слуге и тот поспешно покинул гостиную.
Проследив взглядом за человеком, фатум выждал еще несколько мгновений, а затем стремительно подошел к графу и сел у его ног, положив голову на колено. Длинные пальца Азраэля зарылись в волосах юноши и, тот прикрыл серые глаза, наслаждаясь лаской.
- Как прошло? – тихо спросил лорд.
- Хорошо, - так же тихо ответил Вивьель. - Но я не ожидал, что будет так…
- Сложно?
- Странно. Король очень умный человек. Я думаю, что он быстро поймет, что мое появление ему только на пользу.
- И не только ему, - ладонь Азраэля скользнула по затылку фатума. - Уже к концу года мы должны получить свою землю и…
В дверь постучали. Фатум мгновенно оказался на ногах и замер на почтительном расстоянии от лорда. Граф кивнул ему на дверь, и фатум пошел открывать.
Увидев красивую невысокую девушку лет двадцати, Вивьель признал в ней ту, что сидела по левую руку от короля – принцессу – и поклонился, отойдя в сторону.
- Ваше величество, - Азраэль тоже поднялся, изобразил легкий поклон и улыбнулся дочери Уильяма. – Прошу меня простить, я не ждал вас и поэтому…
- Что вам здесь надо? Я спрашивала неделю назад и спрашиваю сейчас. Зачем ты подарил моему отцу своего… - принцесса запнулась, - Вивьеля. Почему назвал – фатумом?
- Простите? – граф демонстрировал искреннее непонимание и удивление. Он налил в бокалы вина и предложил один девушке.
- Не хочу, - она отмахнулась от рубинового напитка и посмотрела в стальные глаза Вивьеля. - А ты, тебе не стыдно?
Взгляд девушки фатум встретил спокойно. Затем равнодушно, даже не думая отвечать на вопрос, улыбнулся. Снова поклонился и вышел, прикрыв за собой дверь.
Уже в коридоре оскалился и выдохнул.
Фатумы по природе своей не были эмоциональными, но появление принцессы с довольно агрессивными вопросами Вивьеля удивило и озадачило. Не привыкший к подозрениям – хотя надеяться на то, что люди сразу будут расположены к светловолосым существам было глупо, – юноша едва сдержался, чтобы не съязвить или не нагрубить дочери Уильяма. Его остановил только взгляд графа.
Глубоко вздохнув и успокоившись, фатум пошел по коридору. Немногочисленные слуги смотрели на него с опаской и сомнением – сплетники уже по всему дворцу разнесли информацию о необыкновенном подарке лорда Азраэля, – но Вивьель перестал обращать внимание на людей.
Он еще может допустить ошибку. Все, конечно, идет так, как было задумано старейшинами клана, но, тем не менее, живя на острове, фатумы могли только предполагать, как обстоит дело в Столице и непосредственно во дворце. Теперь же столкнулись с действительностью.
Вивьель остановился около своих апартаментов.
«Ты сейчас где?» - голос хозяина не застал юношу врасплох – его контакт он почувствовал за мгновение до того, как услышал.
«У себя, Ваше величество», - мысли позволяли передать почтительные интонации.
«Хорошо».
Фатум улыбнулся и зашел в гостиную. Скинул камзол, оставшись в темно-синей сорочке тончайшего шелка. Затем лег на изящный диван, извлекая из сапога короткий узкий кинжал. Подкинул. Поймал за острое лезвие и снова отправил в полет.
С момента встречи с королем в тронном зале прошло не больше полутора часов. События закрутились вихрем, и теперь требовалось разложить все по полочкам, посоветоваться с остальными и продолжить начатое.
Вивьель закрыл глаза, продолжая подбрасывать нож и ловить его с потрясающей точностью.
Итак, с сегодняшнего дня он – собственность короля. Договора, который предусматривает взаимоотношения человека и его фатума никто не заключал – он же подарок, а значит, есть определенный риск. С другой стороны, король достаточно умный и сильный мужчина, чтобы не скатиться к банальному насилию. Особенно если использовать правильный подход, то будет шанс получить монарха в качестве идеального хозяина, который не только позволит быть рядом, но и прислушается к советам. Как себя вести с человеком, Вивьель представлял только примерно: в своей жизни он видел людей только на острове, в далеком детстве. Позднее общался исключительно со своими. Но учился он быстро, а рассказы лорда Азраэля были полными и подробными, поэтому пока что фатуму удалось не допустить ошибок…
Чуткий слух юноши уловил шаги короля за несколько мгновений до того, как монарх открыл дверь. Поэтому когда Уильям переступил порог апартаментов своего фатума, тот сидел в кресле и читал раскрытую на середине книгу. Ножа в его руках не было.
- Хозяин, - Вивьель встал и поклонился королю. Затем замер, стоя там же, у кресла, и не смея поднять глаз.
- Скажи, что мне с тобой делать?


Юноша растерялся, и Уильям это понял почти мгновенно. Понял, потому что фатум на мгновение посмотрел на него, а затем, спохватившись, снова перевел взгляд на пол.
- Это вам решать, что со мной делать.
Король в очередной раз поразился тому, насколько же голос юноши красив. Он завораживал своим звучанием, заставлял прислушиваться и слушать.
- Я знаю, - кивнул монарх, располагаясь на диване. - Но что можно с тобой делать?
- Что угодно, – с легкой улыбкой пояснил Вивьель и тут же продолжил, - Я умею убивать. Тихо и незаметно или быстро и при всех. Я умею быть полезным где угодно, я умею слушать и слышать, я умею дарить нежность и ласку…
- Достаточно, - прервал его Уильям. Он недовольно поморщился, когда понял, что голос слегка сел от снова нахлынувшего возбуждения. – Сядь, - он указал на место рядом с собой и Вивьель с неповторимым изяществом опустился на расшитую цветами ткань.
Смотрел фатум прямо перед собой. Король опустил взгляд на его узкие ладони, сложенные на коленях, затем снова перевел на лицо.
Не сдержался, позволил себе запустить пальцы в тяжелые светлые волосы, наслаждаясь их шелковистостью. Коснулся ладонью шеи Вивьеля. Тот вздрогнул и закусил нижнюю губу. Но не сдвинулся с места.
- Безумие, - пробормотал Уильям и неожиданно даже для самого себя, притянул к себе фатума за затылок и впился в податливые губы. Поцелуй оказался пьянящим настолько, что в первые минуты король не мог думать ни о чем. Он забыл, как дышать, ему было плевать на собственное королевство и на целый мир вокруг. Он остался в «здесь и сейчас», смакуя каждое мгновение ощущений, каждое движение и не понимая, как мог раньше жить без этого. Когда, в какой именно момент руки Вивьеля оказались на его плечах, король тоже не понял. Равно как и то, что сам притянул юношу к себе на колени, прижал к себе, не позволяя отстраниться.
Мир вернулся к Уильяму только тогда, когда он начал задыхаться и сам отстранился от фатума.
Вивьель сидел на его коленях верхом, глаза юноши – широко раскрытые с расширенными зрачками – смотрели прямо в душу короля. Фатум не был испуган, он был возбужден.
Уильям сглотнул, понимая, что назад дороги уже нет. Но торопиться не хотел – слишком неожиданным оказалось открытие, что он может сойти с ума по юноше так, как никогда не сходил ни по одной женщине.
- Встань, - совладав с горлом, приказал он фатуму, и тот мгновенно поднялся на ноги. Король глубоко вздохнул и встал сам. Не оборачиваясь, он вышел из гостиной. И поэтому не увидел, как нахмурился юноша и не смог прочитать на красивом лице разочарования, смешанного с обидой.


Уильям Третий не видел свой подарок три дня. Сознательно избегал, стараясь вытравить из памяти тот поцелуй и вихрь ощущений, что закрутил его. Покинув фатума, мысленно приказал тому обустраиваться и не беспокоить его, и старался забыть о Вивьеле хоть на время.
Днем получалось – прибыли послы из соседних королевств. Ночью – пока он нежил в постели любовницу – тоже. А когда утром рассветные лучи скользили по монаршей спальне, окрашивая её розовой дымкой, остро вспоминал, как нежны были губы Вивьеля и насколько податлив был юноша сидящий на его коленях.
Он будил любовницу, снова пытался забыться и забывался.
В полдень к нему в кабинет постучал секретарь и доложил, что лорд Азраэль просит аудиенции. Уильям согласился принять графа и, когда тот вошел, неожиданно осознал, что лорд неуловимо похож на Вивьеля. Не смотря на то, что у Азраэля были не настолько светлые волосы, а красота была скорее мужественной, что-то в манере держаться и двигаться…
- Я вам не помешал, Ваше величество? – спокойный, глубокий, но не грудной голос Азраэля не позволил королю додумать внезапную мысль, и Уильям поморщился.
- Нет, что вас привело?
- Вам не по нраву мой подарок? – граф не стал терять время на долгую прелюдию и положенные вопросы о погоде. Именно это в свое время и понравилось в нем Уильяму – несвойственная большинству аристократов прямота.
- По нраву, - спокойно ответил король. - Пожалуй, даже слишком. Вы сами владели фатумом, граф?
- Да, и сейчас владею, - Азраэль пожал плечами, подойдя ближе к широкому столу. Садиться без высочайшего разрешения не стал. – У вас возникли какие-то проблемы?
Уильям промолчал, обдумывая, стоит ли делиться сомнениями с тем, кого знает не более двух недель.
- Быть может, он повел себя некорректно? Вы можете его наказать, - словно не замечая задумчивости монарха, произнес граф.
- Нет, нет, – король вздохнул и решился. - Я его хочу.
- В этом нет ничего странного, - так же серьезно ответил Азраэль. - Фатумов сложно не хотеть – они созданы для любви.
- Однако я мужчина, - Уильям прикрыл глаза. – Я знаю, что многие не считают отношения между мужчинами чем-то зазорным, но меня никогда ранее не тянуло к юношам.
- Вы позволите мне сесть, Ваше величество?
Король кивнул, и лорд сел в кресло у стола.
- Фатумы спят со своими женщинами только для продолжения рода. В качестве партнера для удовольствия всегда выбирают мужчин. Так они устроены.
Уильям задумчиво выбил пальцами дробь. Потом посмотрел на графа Сансонет Дара:
- Расскажите мне о них. Как вы их нашли?
- Их встретили на острове наши предки, - охотно поделился Азраэль. - Встретили, узнали получше и заключили с их старейшинами договор. Когда команда и пленники высадились на незнакомый берег, у них было то, что фатумы не видели никогда в жизни – стальное оружие, красивая одежда, посуда, еда, которой не было на острове. Драгоценности, часы и компас. Первое время племя не показывалось, а наблюдало за нашими предками – они превосходно умеют скрываться в лесах, – и они видели, как быстро гвардейцы смогли обустроиться на чужой земле. И тогда они решили, что это прибыли Великие Повелители из их легенд.
- И они стали им поклоняться? – король с интересом глянул на лорда. Чуть подался вперед, сам того не замечая.
- Да, что-то вроде того, а затем старейшины клана предложили людям себя. Потому что, как гласила легенда, фатумы созданы, чтобы служить Повелителям, и Повелители будут их за это оберегать. А поскольку любой из фатумов сильнее человека, быстрее и живет почти в два раза дольше, то из них получились идеальные охотники. Фатумы всегда умели убивать. Делают они это превосходно и могут быть идеальными убийцами. Кроме того, они не умеют врать хозяину и не могут его ослушаться. Мы поняли это за время, проведенное на острове. Когда остров начал разрушаться, мы погрузились на корабль и просто вышли в море.
- Я видел, что вы убрали все мачты и паруса с «Августа», – обронил монарх.
- Да, мы же не знали законов навигации – за столь долгий срок не осталось никого, кто мог бы передать знания, поэтому мы решили, что весла гораздо удобнее, – пожал плечами Азраэль.
- Понятно. Благодарю вас, граф… - Уильям поднялся из-за стола, и лорд последовал его примеру, понимая, что аудиенция окончена. - Только… Вам не кажется, что это рабство? И что фатумы несчастны?
Светловолосый мужчина недоуменно посмотрел на своего монарха, и Уильям снова поймал себя на мысли, что они с Вивьелем неуловимо похожи.
- Нет. Они счастливы быть рядом с хозяином. Они так воспитаны своими родителями.
Король нахмурился. Помолчал несколько мгновений и спросил:
- Но если они живут дольше людей, то сколько Вивьелю лет?
- Он очень молод, Ваше величество. Ему всего двадцать два. И вы – его первый хозяин.


После разговора с Азраелем у короля осталось странное послевкусие. С одной стороны, он узнал больше о собственно фатуме. А с другой – все только усложнилось и запуталось. Жестом отослав всю свиту, Уильям шествовал по коридорам дворца в одиночестве. И не сразу услышал голос дочери:
- Отец, вы позволите с вами поговорить?
Монарх остановился в двух шагах от принцессы и улыбнулся:
- Разумеется, дорогая, – он предложил ей руку, и девушка пошла рядом с ним.
- Я не знаю, как начать, отец… - она помолчала, а затем тихо продолжила, - Меня очень смущает появление при дворе лорда Азраэля и его… и вашего фатума. Я не верю им. Они что-то скрывают от нас.
- Мы это уже обсуждали, - покачал головой король, - твои слова о тех снах подтвердить некому.
Принцесса промолчала, не желая снова произносить обвинения в адрес графа.
- Кроме того, Вивьель – всего лишь ребенок, – спокойно произнес Уильям, чувствуя, как при воспоминаниях о том самом «ребенке» предательски кружится голова. – И эти потомки незаконно обвиненных аристократов… Им больше некуда податься. Их предки были сосланы, земли отобраны. Мой прадед вернул им титулы, когда было доказано, что обвинение в измене ложное. А я верну им земли.
- Ты уже сказал им? – в глазах принцессы король прочитал неподдельный страх.
- Нет. Я еще не решил, какие угодья им пожаловать.
- Пожалуйста, не делай этого… Хотя бы некоторое время. Я знаю, что Азраэль умная и подлая тварь. Он убил…
- Достаточно! – Уильям резко остановился. - Я запрещаю тебе оскорблять гостей. Я запрещаю тебе рассказывать о своих фантазиях. Ты – будущая королева. Ты не имеешь права на подобные слабости.
И он сделал то, чего делать сейчас не собирался: оставив дочь в коридоре, зашел в апартаменты своего фатума.

Комментарии
2010-10-20 в 20:42 

Констанция Волынская
"Ты всегда получаешь чего хочешь, рано или поздно, так или иначе..." Макс Фрай
Передать и показать что?

2010-10-20 в 20:59 

Идальга
Садист широкого профиля.
Констанция Волынская
Характеры в принципе.
Сейчас поясню в заявке.

2010-10-20 в 21:50 

Констанция Волынская
"Ты всегда получаешь чего хочешь, рано или поздно, так или иначе..." Макс Фрай
По стилю - допускаю, что многое будет вкусовщиной, но тем не менее:

Споткнулась в первой фразе о "падок на подарки" - ппп... В середине текста мне бы это, наверное, не помешало, но не в первой фразе.

Никогда не приветствовал никакие формы рабства и находил это свойство своего характера поводом для гордости.
Звучит тяжело.

Страны отзывались? Вот так именно всей страной? Или все же правители?

Сам не понял, что побудило его столь быстро согласиться на пребывание этих отголосков далекого прошлого в столице, что толкнуло подняться с трона и рассмотреть поближе это странное существо – фатума, – но сдерживаться не посчитал нужным.
Я не вижу обоснованности в этом повторе - ритм он неи задает, а глаз мозолит.

Он имеет право на импульсивные поступки, которые не приведут ни к чему страшному.
Читается как "любой его импульсивный поступок не приведет ни к чему страшному", но полагаю имелось ввиду "если они не приведут ни к чему страшному".

И теперь юноша, которого признанный граф назвал Вивьелем, покорно стоял перед своим хозяином, не поднимая серого взгляда и ничем не выдавая своих чувств.

А признанный граф это кто?
Серый взгляд это вид магии? ;)
А какие у В. должны быть чувства к королю на этот момент?

Уильям подал знак секретарю, который часто находился рядом с ним в кабинете, чтобы тот его покинул, и мудрый слуга вышел за дверь, прикрыв её за собой.

Это так важно, что слуга мудр?
Или мудрость в том, чтобы слушаться приказов?

Кстати, мне кажется, что шелк не слишком прочный. Если речь о ткани.

- Да, - впервые с начала разговора фатум посмотрел королю в глаза, - Я принадлежу вам, вы – мой хозяин. И есть ритуал, который должен скрепить этот договор.
Я не вижу логики мира.
Зачем фатумам это рабство? Зачем обряд?
Если бы король удивился и ожидал подвоха (или счел фатумов идиотами), я бы поняла. Но пока я вижу красивого-сильного, который мог бы прекрасно жить свободным, но лезет в кабалу. И это в том мире норма... "Не верю"...

Удивила доверчивость короля - а вдруг А. таким макаром его самого закабалить решил?

Так мальчик или юноша? Это разные возрастные категории...

Почему король сразу записал В. в убийцы?

"Нежели" - устаревшее слово, оно создает определенный настрой, и я не уверена, сочетается ли это с остальным текстом.

Остановившись перед дверью, светловолосый юноша коротко постучал. Дождавшись разрешения войти, он чуть поклонился высокому мужчине и замер на пороге.

Употребление "светловолосый юноша", "голубоглазый брюнет" и т.п. в ситуации, когда персонаж уже "представлен читателю", считается дурным тоном.

Т.к. я не уверена, нужно ли вам подобное раздраконивание текста по фразам, пока прекращу детальный разбор и просто прочту отрывок до конца - мысли про характеры будут в следующем комментарии.

2010-10-20 в 22:04 

Идальга
Садист широкого профиля.
Констанция Волынская
Благодарю за комментарии. Жду мысли про характеры и интересность текста.

На самом деле на большинство вопросов ответы есть в тексте. И сознательно сначала задаются параметры мира, а потом их объяснение.

Стилистика - это вообще горная река со скользкими камнями. Ибо если не нравится авторский стиль, то сюжет и интересность книги перечеркивается. ИМХО.

Именно по этому я конкретизировал вопросы. :)

2010-10-20 в 23:14 

Констанция Волынская
"Ты всегда получаешь чего хочешь, рано или поздно, так или иначе..." Макс Фрай
Идальга
Я считаю, что всему должно быть свое время - если обьяснение появляется слишком поздно, то ощущение "не верю" уже возникло и мешает восприятию. Именно поэтому я считаю полезным комментировать по ходу.
Вот на момент откомментированного подробно - я не верю ни в мир, ни в короля. Вернее, король кажется необоснованно недальновидным.

Ибо если не нравится авторский стиль, то сюжет и интересность книги перечеркивается.
Верно. Но некоторые вещи я все же отношу не только к вкусовщине.

Про характеры:

Король выглядит подростком. Очень удивилась, что есть еще и принцесса, его дочь.
Он выполняет то, что говорит ему "подарок" и даже не задумывается о последствиях - ни сразу, ни вскоре после. И из текста не следует, что он одурманен.
Он почему-то начинает обсуждать с чужаком, иноземцем, свои сексуальные пристрастия, желания и т.п. Это не выглядит нормой того мира - обсуждение интимного со всеми подряд, а выглядит именно характеристикой короля.

Принцесса явно пошла в мать :)

Фатум и А. - нормальные рассчетливые люди.


Если есть еще вопросы - я слушаю.

2010-10-21 в 09:34 

I am not Daredevil
Пока что характеры сколько-нибудь выпуклыми назвать сложно - они едва намечены. Что пока можно сказать, по порядку:

Король. Во-первых, мы ещё не успели ничего о нём узнать, а он уже совершает необоснованный поступок. "Сам не понял, что побудило" - это очень, очень плохой обоснуй. Таким обоснуем пользуются авторы, которым лень придумывать психологически достоверную причину. Тем более, что речь идёт не о безделушке, а о живом существе, которое ведёт себя загадочно и по его же собственным словам является превосходным убийцей. И о котором, кстати, король не знает ничего, кроме того, что оно само ему сказало. Недальновидно, если не сказать глупо.
Ну и далее - ситуация с влечением: "Его никогда раньше не влекло к мужчинам, а тут вдруг повлекло, он сам не понял почему". Извините, но это свыглядит очень шаблонно. И интимные откровения перед человеком, который определённо не является ему близким другом, выглядят нереалистично.

Вивьель. Ну с ним всё понятно, он Загадочный и себе на уме. Больше о нём сказать и нечего. Так же как об Азраэле нечего сказать, кроме того, что он рассчётливый, любезный и что-то задумал.

Принцесса то ли плохо воспитана, то ли это норма в описываемом мире - так бесцеремонно себя вести? В частности - почему она называет Азраэля на "ты"? Вряд ли потому что они близкие друзья. Я ещё могу допустить, что можно фамильярничать с фатумом, как со значительно низшим по статусу, но с лордом... Желательно этот момент как-то прокомментировать - например, с помощью реакции Азраэля на такое поведение.

В целом - мы не видим, как выглядят персонажи - кроме Вивьеля, но и тот описан так, что представляется скорее шаблонная красивая картинка, а не живое существо. Речевая характеристика почти отсутствует. Мой совет - если хотите сделать характеры более яркими, позаботьтесь о том, чтобы речь каждого персонажа была особенной - так, чтобы даже в сплошном диалоге без ремарок можно было угадать, где чья фраза. Скажем, персонаж резкий и прямолинейный будет говорить короткими отрывистыми фразами, какой-нибудь царедворец - напротив, длинными и витиеватыми, желательно чтобы у разных персонажей были разные любимые словечки, возможно даже разный стиль речи. Касательно фатумов - если данный язык для них неродной, они могли бы говорить на нём немного неправильно, а если родной - то с какими-нибудь своими особенностями, вроде странных метафор и т.д.

Касательно самого текста. Он читается довольно легко, но при этом выглядит "пустым". Ему не хватает материальности. Если персонаж входит в комнату, желательно хотя бы в двух словах описать её убранство. Одно дело просто "комната", а совсем другое, скажем, "сумрачная роскошная комната, отделанная красным деревом" или что-нибудь подобное. Так же по ходу действия очень полезно добавлять эпитеты - персонаж открывает не просто дверь, а "тяжёлую дубовую дверь", поднимается не просто по ступеням, а по "высоким мраморным ступеням". Такие вещи позволяют сделать описываемый мир более зримым и материальным. А вот чего стоит употреблять поменьше, так это всяких "шелковистых волос", "тонких пальцев" и прочих штампов.

2010-10-21 в 09:52 

Идальга
Садист широкого профиля.
Констанция Волынская
Реати
Благодарю за комментарии.
По ним мне совершенно ясно, что фрагментами это все равно не покажешь.)

В полной версии текста есть ответы на все вопросы, в том числе Обоснуйные, полемика по фрагменту будет неблагодарным занятием.
Но что-то полезное из комментариев я для себя точно вынес.
Правда, мою проблему с неумением описательности это все равно не решит.

2010-10-21 в 11:53 

Констанция Волынская
"Ты всегда получаешь чего хочешь, рано или поздно, так или иначе..." Макс Фрай
Идальга
Ну так описательности можно научиться...

2010-10-21 в 12:05 

Идальга
Садист широкого профиля.
Констанция Волынская
Мне уже явно поздно. Тем более, что наличие описательности в данном конкретном тексте - не было самоцелью. Текст закончен, но при этом выложенное - фрагмент фрагмента. А судить о стиле автора можно только по тексту, где более пары а.л.
Если именно речь о стиле, а не о читабельности в принципе.
ИМХО.

2010-10-21 в 12:11 

Констанция Волынская
"Ты всегда получаешь чего хочешь, рано или поздно, так или иначе..." Макс Фрай
Идальга
Почему поздно?

А судить о стиле автора можно только по тексту, где более пары а.л.
Вот тут не соглашусь.
Сколько т.зн. вам нужно, чтобы отличить Донцову от Шишкина, а Шукшина от Стругацких?

Если именно речь о стиле, а не о читабельности в принципе.
:hmm: я могу путаться в терминах.

2010-10-21 в 12:21 

Идальга
Садист широкого профиля.
Констанция Волынская
Потому что меня устраивает мой стиль. И я пробовал добавить описательности - это не мой конек. Я создаю нужную мне атмосферу описаниями, когда это нужно по тексту и цели. Здесь - не было нужно, я сознательно концентрировался на отношениях Вивьеля и короля.

Например

Сколько т.зн. вам нужно, чтобы отличить Донцову от Шишкина, а Шукшина от Стругацких?

Если я читал их тексты ранее - пара страниц, или даже абзацев. А если не читал - нужно же уловить стиль, прочувствовать. И у Донцовой бывают периоды "просветления", так же как и Стругацкие намеренно упрощают часть текста.

Для меня стиль - это совокупность индивидуальных оборотов автора, ритм, подача текста.
Тогда как читабельность - это возможность не напрягаясь и не продираясь через совершенно невозможные конструкции прочитать текст.
Донцова читабельна на все 100%, но стиль у неё отвратительный.

2010-10-21 в 12:25 

Констанция Волынская
"Ты всегда получаешь чего хочешь, рано или поздно, так или иначе..." Макс Фрай
Идальга
Тогда все верно, я говорю именно о стиле.

   

Обсуждение текстов

главная